List aus dem Garten

Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

История породы ч2

В конце 60-х годов прошлого столетия, когда популярность немецкой овчарки значительно возросла во всем мире, в Германии наметилась тенденция к разделению породы на две популяции: "высокого" и "рабочего" разведения. Предпосылкой к этому послужило широкое развитие спорта в SV и начало проведения европейских и всемирных Чемпионатов по дрессировке. Наряду с селекционерами, стремящимися к всестороннему совершенствованию породы ("высокое разведение", генеалогия которого описана выше), появились заводчики, культивирующие собак, предназначенных исключительно для спортивных целей. Это направление получило название "рабочего разведения". Хотя, по мнению многих специалистов, название это спорное, неверно отражающее истинное предназначение этих собак. Основным критерием отбора в "рабочем" разведении являются поведенческие особенности, ориентированные не на универсальное использование собак, а на их спортивные достижения в соревнованиях по международным программам дрессировки - IPO и SchH (ныне VGP). В результате, сегодня мы имеем обособленную популяцию немного другого типа собак "рабочего" разведения, преимущественно среднего породного уровня (т.е. без экстрима как в шоу популяции), но с высокими рабочими качествами спортивной направленности.

В своих истоках собаки "рабочего" разведения имеют общие корни с основным поголовьем немецкой овчарки. В 60-х годах, когда уже наметилась тенденция к разделению породы на две популяции, ни по внешнему виду, ни по родословной собаки еще невозможно было определить ее принадлежность к тому или иному направлению. Базовыми производителями, положившими начало "рабочему разведению" немецкой овчарки стали производители из популярных в то время, кровных линий, отличавшиеся сильным характером и высокими рабочими качествами. Эти качества они стабильно передавали своим потомкам, что способствовало возникновению обособленных ветвей, ориентированных исключительно на поведенческие особенности собак. Многие из них были участниками и призерами крупнейших Чемпионатов по дрессировке. Это, прежде всего, такие известные производители, как Фелло цу ден Зибен Фаулен, семь потомков которого были участниками BSP , Нико фон Хаус Бекс (3 место на BSP-1967), давший трех потомков, участников BSP, Грайф цум Ланталь - 12 потомков, участников BSP, Фрай фон дер Гугге - 8 потомков, участников BSP, Викко фон Меран (2 место на BSP-1979) - 5 потомков, участников BSP.

"Рабочая" ветвь Фелло цу ден Зибен Фаулен продолжилась через его сына Бернда фон Лирберг (29 место на BSP-1969), впоследствии давшего самостоятельную линию известного производителя Аско фон Лютер (Чемпион BSP-1996). Линия Нико фон Хаус Бек (3 место на BSP), прославилась такими известными производителями, как Ферро фон Цойтемер Химмельрайх (18 место на BSP-1987), его сын Тролль фон бесен Нахбаршафт (23 место на BSP-1990) и внук Йоши фон Делленвизе (имевший 101 место на BSP-1994, но давший 28 потомков - участников BSP). После объединения Германии в "рабочее" разведение влилась и некоторая часть поголовья разведения ГДР, прежде всего это представители линий Инго фон Рудинген и Дона фон Роландштайх.

Внаше время многие рабочие линии не уступают в экстерьере шоу-линиям и более приближены к стандарту от которого все дальше уходит шоу-разведение. Вот несколько представителей рабочих линий:


Франческо Анребри

Чарли из Евроспорта

Основанный Штефаницем "Союз владельцев немецкой овчарки" в 1975 году был разделен на два общества - то, что существовало (SV) и "Всемирный Союз владельцев немецкой овчарки" (WUSV), который объединил любителей этой породы из разных стран мира. По данным на начало 1999 года "Всемирный Союз владельцев немецкой овчарки" (WUSV) объединяет более 550 тысяч членов из 68 стран мира, причем 150 тысяч из них - члены "Союза владельцев немецкой овчарки" Германии (SV), объединенные в 2000 местных групп. В 1999 году SV отметил свое столетие. Это самая крупная кинологическая организация одной породы, входящая в структуру Международной кинологической Федерации (FCI), но имеющая самостоятельный статус, со своим уставом, правилами проведения выставок, положением по разведению и единой системой выдачи родословных.

Прогресс немецкой овчарки обеспечивает, прежде всего, строгая и целенаправленная программа разведения, разработанная в SV, включающая в себя целый комплекс мероприятий, направленных на совершенствование породы. Основу этой программы составляет Kоrung - отбор в племенное разведение, охватывающий всесторонние аспекты оценки собаки: состояние ее здоровья (проверка на дисплазию тазобедренного и локтевого суставов, тест на выносливость) и психики (проверка защитных качеств), качество экстерьера (оценка на выставках) и достоверность происхождения (обязательный анализ крови на ДНК). И, конечно же, наличие рабочего сертификата, без которого немецкая овчарка теряет свое истинное предназначение. Девиз SV, выдвинутый Штефаницем - "Немецкая овчарка, прежде всего, является рабочей собакой!" - особенно актуален в наши дни. На специализированных выставках немецкой овчарки не существует открытого класса. Собаки, достигшие двухлетнего возраста, должны иметь дрессировку. Только в этом случае они могут участвовать в выставках, экспонируясь в рабочем классе.

Выставки в системе SV являются неотъемлемой составной частью программы разведения. Главная выставка немецкой овчарки (BSZS ), на которой присуждается самый почетный титул в породе - Чемпион мира (Weltsieger) и определяется группа собак "отборного класса" (VA), ежегодно проводится в Германии и собирает большое количество участников и зрителей со всех уголков земного шара. Она служит своеобразным ориентиром для разведения, потому что участники этой выставки - в большинстве своем лучшие представители породы разных стран мира, помимо оценки экстерьера, проходят тестирование рабочих качеств и участвуют в смотре производителей, демонстрируя свое потомство, что выявляет их истинную породную ценность.

Особый расцвет породы начался с середины 80-х годов, с приходом на пост Президента SV Хермана Мартина, выдающегося знатока немецкой овчарки, заводчика, эксперта и организатора. Им была выдвинута, по сути, новая концепция разведения немецкой овчарки, олицетворением которой стал Чемпион мира 1984-85 годов, великий исторический производитель Уран фон Вильдштайгер Ланд, открывший новую эру в развитии породы. Херман Мартин провозгласил принцип: "Чемпионом не становятся внезапно, к этому званию собака должна идти в течение ряда лет, подтверждая свой высокий выставочный класс успехами на выставках, испытаниях и в разведении".

В 1904 году в Россию из Германии было привезено несколько немецких овчарок, которые использовались в русско-японской войне в качестве санитарных собак. Отправленные на фронт, они спасли там жизни десяткам наших раненых. Несколько собак появилось в Петербурге, в Риге и в Киеве, где их использовали в полицейской службе.

19 октября 1908 года в Петербурге состоялись первые Всероссийские испытания полицейских собак, организованные "Российским Обществом поощрения применения собак в полицейской и сторожевой службе". На этих испытаниях из 29 собак было 11 немецких овчарок. Отличились Вольф фон Штеркраде, Герта фон Нидерейн и Киевлянка.

Лучшими розыскными собаками в то время считались доберманы, о их способностях ходили легенды, в газетах и журналах одна за другой появлялись статьи и печатались фотографии знаменитого сыщика Трефа. Но вскоре у него появились соперники, как, например Хелли из Петербургской полиции, Гроза из Виндово-Рыбинского отделения полиции, Коррект из Владикавказской полиции. Каких либо сведений о наличии в тот период немецких овчарок в частных руках не имеется.

В 1924 году в Центральную школу собак-ищеек ОУР НКВД и в Центральную школу собаководства погранвойск ГПУ было привезено несколько больших партий немецких овчарок из Германии. Они и положили начало разведению и быстрому распространению породы среди любителей-собаководов. Разведением породистых собак в то время занимались секции кровного собаководства Всеохотсоюза, а с 1928 года - секции служебного собаководства при ОСОАВИАХИМ - предшественнике ДОСААФ.

К сожалению, качество производителей, привозимых в то время из Германии, было далеко не лучшим. Вот что писал по этому поводу известный советский кинолог Александр Павлович Мазовер в своей книге "Экстерьер и породы служебных собак" в 1947 году: "Все наши современные немецкие овчарки произошли от небольшой группы импортных производителей, привозимых в период 1924-1936 годов. Ввезенный материал был весьма различен по своим качествам, подбирался без всякого плана и системы и представлял собой случайно подобранную группу собак, без всякого учета их разведения в СССР. Дальнейшая работа в течении ряда лет велась беспланово".

Наиболее широкое использование и влияние на формирование породы в нашей стране получили следующие производители:

Эду ф. Гейзингоф - принадлежал к линии Алекса ф. Вестфаленгейм - Хеттеля ф. Уккермарк.

Примо - принадлежал к линии Нореса ф. Криминальполицай.

Бодо ф. Тейзинвинкель - инбридирован на Юнг-Теля ф. Криминальполицай (IV-IV), принадлежал к линии Алекса ф. Вестфаленгейм - Хеттеля ф. Уккермарк.

Альф ф. Вальдшнейде - принадлежал к линии Фалько ф. Шаренштеттен - Хорста ф. Болл.

Эрих ф. Мольвитц - выведен в инбридинге на Билло ф. Ридикенбург (III-III), принадлежал к линии Хеттеля ф. Уккермарк.

Дольф ф. Паренсбург - выведен в инбридинге на Фалько ф. Шаренштеттен (IV-IV), принадлежал к линии Фалько - Хорста ф. Болл.

Арко - выведен в инбридинге на Хорста ф. Болл (VI-V,V,V), принадлежал к линии Хорста.

Герт ф. Ниниве - выведен в инбридинге на Дольфа ф. Маргаретенталь (III-III), принадлежал к линии Хараса ф. Глокенбрик.

К сожалению, период массового завоза производителей в нашу страну совпал с периодом революционных изменений в разведении немецкой овчарки на ее родине. И это имело весьма негативные последствия. Анализ родословных привезенных в то время производителей показывает, что все они происходили из линий и семейств, подвергавшихся критике Максом фон Штефаницем, и все в той или иной степени имели отклонения от желательного типа. Это были собаки нестандартно-крупного роста, осветленного окраса, с примитивными экстерьерными формами. Многие из них имели нарушения психики, проявлявшиеся в трусливом или излишне агрессивном поведении. Таким образом, изначально использование низкокачественных производителей и дальнейшее бессистемное разведение породы внутри себя привело к тому, что собаки нашей популяции со временем стали значительно отличаться от своих западных сородичей.

Во время Великой Отечественной войны большая часть и этого поголовья была утеряна, а новый завоз производителей из Германии в силу политических и экономических причин оказался невозможен. Поэтому, в разведении продолжали использоваться практически все собаки, мало-мальски похожие на овчарок, в том числе и трофейные, не имеющие достоверного происхождения.

Начавшаяся в послевоенные годы, активная деятельность советских кинологов по выведению новых пород, предназначавшихся для Советской Армии, также сыграла определенную роль в истории нашей овчарки. Последствия этих экспериментов, проводимых по государственному заказу в ведомственных питомниках, известны: из десятка задуманных пород состоялся только русский черный терьер. Прочая многотысячная "армия" невостребованных метисов в течение многих лет оседала в руках частных любителей и ведомственных питомниках, и часть ее, несомненно, обратным потоком влилась в исходные породы. Не исключением оказалась и немецкая овчарка, которая широко применялась для выведения московского дога, водолаза, "усовершенствования" некоторых пород ездовых лаек.

И без того катастрофическое положение дел с породой усугубило принятие Федерацией служебного собаководства СССР ряда постановлений. Так, в 1946 году, когда стало известно, что некоторые ведущие производители являются крипторхами (в то время проверка на крипторхизм на выставках не проводилась), на заседании племенной комиссии было принято решение - не считать крипторхизм пороком. Это постановление имело силу до 1968 года.

Такое же отношение было и к неполнозубности - вплоть до 1974 года комплектность зубов у собак попросту не учитывалось.

Появление в породе нестандартных окрасов (палевого, тигрового и белого), обусловленных бесконтрольной метизацией, было узаконено в стандарте, действовавшим до 1974 года.

До 1989 года границы стандартного роста немецкой (восточно-европейской) овчарки предусматривались в пределах 61-66 см для сук, 65-70 см для кобелей, с допустимым отклонением до 72 см!

Плачевными последствиями обернулась попытка внести в сферу собаководства политические мотивы. Переименование в 1946 году породы в восточно-европейскую овчарку и объявление ее самостоятельной породой, еще дальше увело ее от стандарта и типа, принятого, как международный.

Восточно-европейские овчарки отличались очень крупным ростом и, как следствие - нарушением общих пропорций сложения, недостаточно развитым костяком, светлым окрасом, слабостью связок, укороченностью рычагов, излишней длинной поясницы и отсутствием баланса в движении. По сути дела, это была вырождающаяся популяция немецкой овчарки, а отнюдь, не новая самостоятельная порода, каковой ее пытались представить.

Такое положение дел не устраивало многих любителей породы, и они пытались найти выход из создавшейся ситуации. Трудности, вызванные противоборством официальных инстанций с энтузиастами немецкой овчарки, усугублялись еще и отсутствием информации о работе с породой в странах Запада, невозможностью импорта собак из Германии. Работа по возрождению немецкой овчарки велась исключительно силами энтузиастов, так как руководящие кинологические органы бывшего СССР твердо стояли на позиции приоритета "отечественного" типа собак этой породы. Всякая инициатива по импорту и пропаганде немецких овчарок "западного" типа расценивалась в то время почти как антигосударственная деятельность.

Но отдельные немецкие овчарки, все же, случайно попадали в нашу страну. Это были собаки разного качества, в основном купленные по случаю и привезенные людьми, работавшими за границей, не преследовавшими целей разведения. Зачастую эти собаки даже не попадали в поле зрения специалистов. Многие из них так и остались неизвестными. Но и те, которых мы знаем, "растворились" в море популярной в то время восточно-европейской овчарки. 

Инициаторами движения в защиту немецкой овчарки в СССР стали известные кинологи, эксперты Всесоюзной категории, истинные энтузиасты породы - Евгений Яковлевич Степанов и Елена Николаевна Орловская (г. Москва). Сейчас мало кто из нового поколения собаководов помнит этих людей. Но именно им мы обязаны тем, что немецкая овчарка пришла в нашу страну. За свои начинания Е.Я. Степанов и Е.Н. Орловская, решением Федерации служебного собаководства СССР, в 1974 году были дисквалифицированы как эксперты и отстранены от какой-либо кинологической деятельности. Но, у них осталось много последователей, которые работали исключительно на своем энтузиазме и любви к породе.

К началу 70-х годов появляется возможность импорта немецких овчарок из ГДР. В восточной Германии, также долгое время находившейся в изоляции, к тому времени сформировался обособленный тип овчарки, характеризующийся небольшим ростом, крепким сложением, темным окрасом, рельефной выразительной головой, но вместе с тем и комплексом анатомических недостатков, таких, как укороченность грудной клетки, крупа, плеча. Тем не менее, эти собаки выгодно отличались от восточно-европейских овчарок, превосходя их по многим показателям. Главное - они были более темпераментны и работоспособны.

За неимением других возможностей, все социалистические страны были ориентированы тогда на тип немецкой овчарки ГДР-овского разведения.

Одним из лучших ГДР-овских кобелей того времени, несомненно, был Бонго ф. Трайфельсберг (владелец - Королев, г. Москва).  Он обладал интенсивным темно-серым окрасом, объемной выразительной головой и хорошими пропорциями корпуса. Кроме того, Бонго был ценен своим происхождением, крепкой психикой и прекрасными рабочими качествами.   

Период 70-х годов стал первым этапом разведения немецкой овчарки в нашей стране и вошел в историю как "период Каро". Появление Каро - эффектного, ярко окрашенного кобеля с крепким костяком и выразительной головой, было воспринято разведенцами как качественно новый этап в работе с породой, с последующей ориентацией на его тип. А вместе с тем, Каро не был лишен недостатков, характерных для собак того времени - удлиненной поясницы, слабой спины, коротковатого бедра и лопатки. Он широко использовался в разведении многих клубов, стабильно наследуя свой тип со всеми, присущими ему как положительными, так и отрицательными качествами.

Вероятно, ориентация на модель Каро была первой и, к сожалению, не единственной ошибкой в разведении немецкой овчарки нашей страны. Ведь уже в то время в Советском Союзе стали появляться первые представители западногерманского типа, имеющие более современное происхождение и более совершенные конструктивные черты. К сожалению, использовались эти собаки непростительно мало и их влияние на породу оказалось незначительным. Разведенцам, настроенным на модель Каро потребовались годы, чтобы оценить их преимущества.

Особое слово следует сказать о Маркусе ф. Зандеснебен. С именем этой собаки, определенно, связаны самые большие наши потери. Маркус был единственным на то время представителем породы, привезенным непосредственно из ФРГ, имел в своей родословной лучшие западногерманские крови, являясь внуком Клодо а. д. Эромитенклаузе, обладал желательным типом современной немецкой овчарки, отличными экстерьерными и рабочими качествами, высокой препотентностью в передаче этих качеств потомству.  Остается лишь сожалеть о том, что использование Маркуса было столь недоступным, и он не дал породе то, что должен был дать. 

Ксеру дю Буа де Фонтенель

Подобная судьба сложилась и у кобеля бельгийского разведения - Ксеру дю Буа де Фонтенель, имевшего редкие западногерманские крови и прекрасные экстерьерные качества. Первые годы, находясь в Москве, он практически не использовался в разведении. И лишь в пятилетнем возрасте он был куплен известной заводчицей из г. Горького - Ольгой Ульяновой и дал хорошее, хотя и немногочисленное потомство. К сожалению, обладая выраженным западно-германским типом, непривычным для нашего взгляда, в те годы он не был по достоинству оценен разведенцами.


Людмила Ахангельская


Категория: Мои статьи | Добавил: Yojik (02.07.2010)
Просмотров: 578 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: